Новая книга А. Шувалова

Книги и раритеты никто не отдает бесплатно… Я вам дам знания, мэтр, о которых вы и мечтать не могли. Любые, к каким у меня есть доступ. Хотите иметь под рукой библиотеку Хелльстада? До которой у меня самого не доходят руки? А библиотеку императорского дворца? Молчите, молчите! А глазки-то загорелись, я же вижу…
Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 11 мар 2011, 12:28

лорд Хеллем писал(а):Ты читал? Насколько сильно отличается по стилистике и сюжету от "Притворщика-2"? :P
Читал. Сюжет - абсолютно другой. Все происходит в России (кроме отдельных вставок-флэшбеков), ничего шпионского.
Стилистика: повествование ведется от лица трёх персонажей. Убийцы, Мастера и Мента.
Вещь - очень достойная. Естественно, эпизодически упоминаются (и действуют) старые персонажи; Волков, Саня Котов, Влад Дорохов, Боксер...
ЗЫ: В данный момент Шувалов работает над новой книгой о Притворщике. Говорит, что в один том может не уместиться. Будет, скорее всего, двухтомник.
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Аватара пользователя
Хеллем
Научный консультант
Сообщения: 28977
Зарегистрирован: 04 авг 2003, 12:55
Skype: alek_lyakhov
Откуда: Киево-Уральское притыченье
Контактная информация:

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Хеллем » 11 мар 2011, 12:58

Читаю сейчас второго "Притворщика" - стилистически уже вполне неплохо, а сюжетно - никак. Ибо там его нет, сплошная хроника пикирующего бомбардировщика.
Я любопытен - это минус, но не всеяден - это плюс!

Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 11 мар 2011, 13:09

лорд Хеллем писал(а):Читаю сейчас второго "Притворщика" - стилистически уже вполне неплохо, а сюжетно - никак. Ибо там его нет, сплошная хроника пикирующего бомбардировщика.
Не понял, что ты хотел сказать...
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Аватара пользователя
Хеллем
Научный консультант
Сообщения: 28977
Зарегистрирован: 04 авг 2003, 12:55
Skype: alek_lyakhov
Откуда: Киево-Уральское притыченье
Контактная информация:

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Хеллем » 11 мар 2011, 13:28

Сюжета там нет. Есть описание боестолкновений (в широком смысле), за которым следует новое описание драки. У Сан Саныча в "Пиранье" было хоть какое-то подобие сюжета.
Я любопытен - это минус, но не всеяден - это плюс!

Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 11 мар 2011, 13:35

Ты до конца дочитай...
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Аватара пользователя
Bolt
Сообщения: 54
Зарегистрирован: 26 фев 2008, 21:26

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Bolt » 13 авг 2011, 17:08

В "Контролере" Олма заявила две, видимо, новые, книжки - "Логист" и "Боксер и смерть".
В "Коллеге" Олма уже вообще молчит про планы. Что дальше ждать-то?

Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 13 авг 2011, 17:22

Bolt писал(а): В "Коллеге" Олма уже вообще молчит про планы. Что дальше ждать-то?
На две трети написана "Притворщик-3, или Сага об Иудах"(Рабочее название). Сюжетно предваряет "Притворщика-2". Если автор разрешит - выложу пару отрывочков.
По-моему мнению, самая динамичная вещь.
Следующая на очереди, скорее всего; "Хромоножка".
"Логистик" и "Боксер" откладываются, пока не дозреют..
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 18 авг 2011, 21:41

С любезного разрешения автора, чуть-чуть из новой книги:(Опечатки и пр. на совести автора. :mrgreen: )
П Р О Л О Г.

Начало нынешнего века. Китай, провинция Хэбэй. Одна из загородных баз главного разведывательного управления НОАК*. Вторник, около девяти часов утра.

Один противник спереди, второй сзади, еще парочка – по бокам. Если вовремя не задать стрекача, дело может закончиться хорошенькой коллективной дракой, это когда одного избивают целым коллективом. Стоящий в центре зала человек, непонятно почему, спасаться бегством не собирался.
Нет ничего проще, чем сразиться в одиночку с целой толпой и победить. По крайней мере, у персонажей всех подряд боевиков от Голливуда до Болливуда это выходит и очень даже неплохо. Бах, трах, может, даже киия, в итоге враг повержен, а самую малость поцарапанный главный герой страстно целует в десны грудастую блондинку или прекрасного усатого юношу в зависимости от географии съемок и прихоти продюсера. Мир в очередной раз спасен, да здравствует демократия, диетическая пепси и регулярные занятия физкультурой! В кинозале зажигается свет, почтенная публика, стряхивая лапшу с ушей, степенно движется к выходу. И даже самый гугнявый мужичонка в этот момент представляет себя таким же, как тот парень на экране: сильным, резким и смертельно опасным. Кстати, имеет полное право, потому что потратился на билет.
В реальной, не киношной жизни, любой здоровяк, если он, конечно, не ушиблен на всю голову, драки против численно превосходящего противника всеми силами постарается избежать. Просто рванет с низкого старта, и только пятки засверкают. Потому что прекрасно понимает – без вариантов. Навалятся, тупо задавят потной массой и порвут, да так, что только тапочки останутся. И пряжка от ремня. Нет, ребята, как хотите, но любая такая махаловка одного против многих это почти всегда стопроцентное попадалово.
Стоящий в центре зала, так не думал. Никакой, кстати, не атлет с виду, а просто никакой: плюгавый и тщедушный азиат, ко всему прочему, уже не первой молодости. И даже не второй. Старикашка (будем пока называть его так) поднял ладони на уровень плеч и сделал знак противникам, дескать, что встали? Нападайте, ребята. Те будто того только и ждали. Бросились со всех сторон одновременно, демонстрируя хорошую выучку и понимание правил честного поединка нескольких против одного.
Это только все в том же кино герой зверски метелит очередного злодея, а подельники стоят и терпеливо ожидают, когда же придет их черед получать в рыло. В реальной жизни четверо умелых бойцов против одного имеют стопроцентные шансы на успех.
Почти стопроцентные, случаются и исключения. В последний момент старикашка с непостижимой быстротой ушел с линии атаки. Двое из нападавших со всей дури врезались друг в дружку, еще один просто проскочил мимо. А, вот, четвертому не повезло.


* (НОАК, «чжунго цзефанцзюнь» – народно-освободительная армия Китая.)

Старый, как выяснилось, боец легким, почти незаметным глазу, поворотом руки отбил в сторону несущийся прямо ему в челюсть крупный кулак, а потом как бы слегка прикоснулся ладошкой к левому боку нападавшего. И тут же плавно ушел в сторону. Лицо словившего этот смехотворный хлопок, меж тем, исказилось. Крупный плечистый китаец, явно уроженец одной из северных провинций, прижал руки к пораженному месту, рухнул на пол и потух.
Нападавшие, меж тем, с похвальной быстротой перегруппировались и снова набросились, с трех сторон одновременно. Наука, которая, как известно, знает все, утверждает, что с возрастом любой теряет скорость и в конце концов становится медлительным как черепаха. Только, человек в центре зала плевать хотел на законы науки. Он, к слову сказать, вообще не питал особого почтения ко всем подряд законам и регулярно нарушал их оптом и в розницу.
Крутнулся на месте, прихватил одного из несущихся на него здоровяков, и направил дальше. И того унесло, как говорят борцы, за горизонт. И тут же встретил третьего. На сей раз встык и жестко, корпус в корпус. Двое столкнулись, один, более крупный, упал и остался лежать. Старик тут же развернулся, отбил один удар, увернулся от второго и сам ответил, легонько, будто касаясь. Крохотным, несерьезным с виду, кулачком в правое подреберье. Но и этого оказалось вполне достаточно. Невысокий, коротко стриженый крепыш опустился на колено, постоял немного в глубокой задумчивости, а потом рухнул на бок. Единственный же оставшийся на ногах принялся терпеливо ожидать, когда придет в себя отправленный им в открытый космос боец. Тот, приблизился, потряс головой, закрылся как прижатый в угол ринга боксер и, тяжело дыша, замер.
- Нападай! - с усмешкой приказал старик.
В отличие от него, он дышал ровно и, вообще, выглядел свежим как после неторопливой прогулки по парку. Видя, что противник не горит желанием идти вперед, сам двинулся ему навстречу, остановился в паре шагов и вдруг замер. Поднял вверх руку, давая понять, что учебный бой закончен и повернулся в сторону двери.
Та бесшумно распахнулась, на пороге возник симпатичный, очень ухоженный юноша, больше похожий на симпатичную, очень ухоженную девушку. В новехонькой с иголочки темно-зеленой форме сухопутных войск, украшенной золотистыми погонами с одним просветом и тремя звездочками в один ряд. Уже старший лейтенант* в столь юные годы. Лихо бросил руку к козырьку.
- Товарищ полковник – проговорил, как пропел – Генерал Дин прибыл и ожидает вас.
- Спасибо, товарищ – прозвучало в ответ – Передайте генералу, что я скоро приду.
- Разрешите идти? – похожий на девушку мальчик вытянулся в струнку и опять с большим удовольствием взял под козырек. Он совсем недавно надел форму и ему страшно нравилось быть военным.
- Идите, товарищ – по-отечески ласково ответил полковник и добавил – Благодарю, товарищ.
Старший лейтенант четко развернулся через левое плечо и парадным шагом двинулся к выходу. Не успел он закрыть дверь, как в зале раздались смешки, плавно переходящие в хохот. Смеялись все, наблюдавшие за учебной схваткой, единственный оставшийся на ногах боец и даже один из пришедших в себя. Тот, правда, не смеялся, а сдержанно хихикал, держась за бок. Группа полковника накануне вернулась с Тайваня, а там товарищами с недавних пор стало модно именовать исключительно пидара…, извините, лиц с альтернативной сексуальной ориентацией.


*(В НОА Китая данное звание является самым старшим среди младших офицеров. Непосредственно за ним следует звание майор.)

- Отставить – захлебнулся бодрый смех и растаял словно эхо. Шифу* в группе не только боялись, но и без дураков уважали.
Лысоватый, средних лет мужичонка подошел к нему, почтительно помог облачиться в легкий синий кителек и замер в ожидании.
- Продолжать занятия – и, не торопясь, зашагал к выходу, даже не поинтересовавшись, как чувствуют себя избитые им молодые и атлетичные.
И так знал, что очень скоро придут в себя, просморкаются и проохаются, потому что никого из них он серьезно не ударил, а, можно сказать, просто показал, как это делается. Чтобы помнили.
Генерал Дин, высокий моложавый мужчина в прекрасно сшитом костюме-тройке встретил своего подчиненного стоя.
- Доброе утро, старший брат** - слегка поклонился и почтительно пожал крохотную крепкую ладошку – Вы по-прежнему в отличной форме – явно наблюдал за происходящим в зале по монитору.
- Точно – буркнул полковник – Работа такая – уселся за стол и сделал движение рукой, приглашая собственного непосредственного начальника занять место на стульчике сбоку.
- Благодарю – тот присел и тут же расцвел в улыбке – Позвольте еще раз восхититься…
Как бы он хотел увидеть совсем другую картинку: старого головореза сначала с унизительной легкостью избивают, а потом роняют на пол и просто топчут ногами. Мечты, мечты, бойцов такого уровня в управлении просто не было.
- У тебя, смотрю, тоже все в порядке, младший брат – перебил собеседника хозяин кабинета – Порученца, вот, нового завел.
- Очень толковый молодой человек.
- И?- усмехнулся полковник.
- И любимый племянник – закатил глаза к потолку генерал и еле заметно поежился.
Своего собеседника он искренне ненавидел, боялся, а еще не понимал. Как может человек, с почетом принимаемый на самом верху, оставаться простым полевым оперативником, пусть даже лучшим из лучших? Генерал Дин прекрасно знал, в какие кабинеты был вхож этот непростой полковник. Если бы он вдруг пожелал занять его кресло или то, заветное, двумя этажами выше, … Между прочим, ему это предлагали и не раз. Не захотел.
- Очень интересно – сидящий неподалеку франт в европейском костюме был ему ясен и понятен. Полковник читал его как детскую книгу с картинками – А теперь говори, зачем пришел.
- Полковник Тао – генерал вдруг забронзовел – Партия и правительство поручают вам…
Тот молча протянул руку. Говоривший запнулся на полуслове, раскрыл шикарный, купленный в Англии портфель, достал папку и протянул через стол.
- Кто еще в деле? – осведомился Тао.
- Заморские дьяволы*** - генерал откашлялся – Против них в этот раз приказано работать НЕ ТАК ЖЕСТКО, вы понимаете? – полковник усмехнулся.
- Приказано, значит, сработаем. Кто еще?
- Возможно присутствие русских, но эти как раз не в счет.
- Это почему?


*Шифу (кит.) – начальник.
** Старший брат, лаогэ (кит,) –почтительное обращение младшего к старшему.
*** Американцы
.


- Все их успехи в прошлом – веско молвил Дин – Когда-то, лет двадцать назад…
- Тебе, конечно же, виднее – оскалился Тао – Только,… - извлек из кармана массивный золотой портсигар, раскрыл его, достал сигарету и прикурил от настольной пепельницы. Кивнул собеседнику. Тот все понял правильно и тоже полез в карман за куревом – Как называется моя служба?
- Бянь сэ лун - удивленно ответил тот – Единственная во всем мире.
- А, вот, и нет – полковник выпустил в потолок идеальной формы колечко дыма – К твоему сведению, нечто похожее есть и у русских. По-английски их называют PRETENDERS, а по-русски…
- ПРИТВОРЩИКИ – молвил генерал, в свое время успешно защитивший диссертацию по русской филологии – Не знал, что…
- Теперь знаешь – перебил его полковник – К слову сказать, достаточно серьезные ребята. Как поступать с ними?
- Я должен проконсультироваться у руководства.
- Ну, так иди и консультируйся.
……………………………
…………………………….

- Чем могу быть полезен? – учтиво спросил маленький китаец. Что самое удивительное, на безукоризненном английском. У девяти из десятка, говорящих на нем, его соотечественников это выходит достаточно похабно. Стоящий передо мной человек явно был тем самым, десятым.
До того, как произошла наша встреча, мы самую малость, минут сорок всего, погуляли. Он двигался впереди, а я – на некотором отдалении сзади. И все это время усиленно загружал мозги, стараясь зафиксировать в памяти отличительные черты топающего передо мной человека. Каждый, ведущий слежку, должен это делать: от наблюдаемого постоянно можно и нужно ожидать разных пакостей. В какой-то момент ему может надоесть ваше общество и тогда он постарается с вами расстаться. Может, например, зайти за угол, сбросить рубашку и кепкой и пойти дальше в футболке и с непокрытой головой или заглянуть в лавку и прикупить ветровку с панамой. Ссутулиться и подсесть в коленях или, наоборот, выпрямиться как революционер перед расстрелом и оказаться вдруг аж на десяток сантиметров выше, чем только что был.
Ничего такого у нас не происходило, идущий впереди не хулиганил, вел себя достаточно спокойно, даже проверялся редко и как-то лениво. Вот это мне и не понравилось. Обычно таким макаром усыпляют бдительность «наружника», чтобы потом вдруг…
Это самое «потом» вскоре и произошло. Он свернул за угол в переулок, я за ним. Прошел немного и расстроился: во-первых, это оказался не переулок, а тупик, ну, а, во-вторых, клиент вдруг куда-то пропал, прямо, как деньги из бюджета. Нечто подобное днем раньше я сотворил с ребятами из Юриной группы, а сегодня поимели меня.
- Добрый день! – развернулся. Так и есть, клиент, средних лет азиат, возникший буквально ниоткуда, стоял и мило улыбался.
- Добрый – буркнул я.
- Чем могу быть полезен? – учтиво спросил маленький китаец. Маленький, потому что добавил себе сантиметров шесть роста с помощью специальной обуви. Китаец, потому что теперь-то я его как следует рассмотрел. Самый настоящий уроженец Поднебесной, по странной случайности, немного, самую малость, похожий на одного университетского профессора из Токио.
- Не понимаю, о чем вы говорите – грубо ответил я и сделал шаг вперед.
- Неужели? – удивился он, в свою очередь шагнул влево, перекрывая мне дорогу – Давайте-ка немного поболтаем – его английский был просто безупречен.
- С дороги! – зарычал я и толкнул его в грудь.
Он с удивительной быстротой сместился в сторону и взмахнул рукой как саблей. Если честно, чего-то в этом роде я ожидал, потому успел убрать руку. Но не полностью, удар пришелся вскользь. Но и этого мне вполне хватило. По руке как будто хлестнули кнутом или, вернее сказать, приложили раскаленный прут. Меня аж перекосило от боли, травмированная конечность повисла плетью, в глазах слегка потемнело.
- Значит, поговорим – повторил он и сделал шажок в мою сторону.
- Значит, вряд ли – приподнял рубаху, так, чтобы он увидел пистолет за поясом и обхватил рукоять ладонью, чтобы не успел как следует его рассмотреть. Вооружился я сегодня поутру в отделе детских игрушек здешнего Larcomar, универмага для не самых бедных – Уйди с дороги! – повторил тупо и сделал страшное лицо. Получилось так себе.
- Как скажите, старина – приподнял кепку – Удачного вам дня.
- Еще увидимся – в этот момент я сам себе был жалок.
- Постарайтесь больше не попадаться мне на глаза – учтиво посоветовал он, оскалившись в улыбке, повернулся и пошел, а я остался стоять как заблеванный.
- О - хо – хо – прислонился к стене и, кривясь от боли, принялся массировать поврежденную конечность.

……………………………………
……………………………………

- Алло – прозвучал в трубке сквозь шум и звуки музыки голос Юры. Он явно дисциплинированно исполнял инструкции, то есть, зажигал.
- Как дела?
- Нормально, а у тебя?
- Просто прекрасно – ответил я и отключился.
Ну, вот, собственно, и все. Механизм запущен, задний ход не предусмотрен инструкцией. Сейчас Юра с ребятами прервут веселье, вернутся в отель и, забыв о «Владимирском централе», залягут набираться сил перед работой. Завтра в шесть вечера мы встречаемся в пиццерии на Lourel Rosa, откуда я отвезу ребят к вертолету. Им предстоит трехчасовой перелет, а потом короткая, часов на восемь, пешая прогулка к схрону с оружием и оборудованием, а потом сущие пустяки, какие-то пятнадцать-восемнадцать километров до точки встречи со мной. Дальше, вообще, проще простого: следует опередить конкурентов, спеленать нужного нам человечка и при всем, при этом, постараться остаться в живых. Есть у меня по этому поводу одна домашняя заготовка, надеюсь, сработает.
Уходить запланировано тем же путем, что мне здорово не нравится. Не то, чтобы не доверяю Рамону с его командой, просто, не люблю, когда выход и вход находятся в одном и том же месте. Но это все потом, сейчас надо пойти, чуток подремать и стартовать в аэропорт.
В холле гостиницы было как всегда немноголюдно. Получил на ресепшен ключи вместе с дежурной улыбкой симпатичной мулатки в форменном красном пиджачке, улыбнулся в ответ.
Пристроился возле пожилой пары, по виду – немцев, дождался лифта, пропустил даму с кавалером вперед и шагнул следом. Ощутил несильный, как от комариного укуса, укол в шею, двери захлопнулись, и тут меня повело. Чтобы не упасть, схватился за поручень, ноги подогнулись, я стал оседать на пол. Чьи-то сильные руки подхватили меня.
- Что с вами? – прозвучал сквозь вату в ушах ласковый голос.
Попытался сквозь пелену и муть в глазах разглядеть личико нежданного спасителя и с огорчением осознал, что у меня даже не хватит сил поднять руку и дать ему по морде. За все хорошее. А потом звуки и изображение пропали. Все, тишина и темнота.

…………………….
…………………….

Подошел к телефону в холле и набрал номер. Трубку сняли после третьего гудка.
- Алло, слушаю – старческий голосок, дребезжащий и писклявый, на редкость противный.
- Господин Ямада?
- Да, что вам угодно? – на омерзительном английском поинтересовался профессор.
- Мы встречались пару дней назад в Иберии, помните?
- Полагаю, вы меня с кем-то спутали – донеслось в ответ – Я никогда там не был.
- Видите ли, я собираюсь провести несколько минут в баре вашей гостиницы, Если возникнет желание пообщаться, можете спуститься.
- Не понимаю, зачем – ошарашено проговорил он.
- Значит, не судьба – пауза.
- Как я вас узнаю?
- Не смешно – сурово ответил я и положил трубку.
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 18 авг 2011, 21:59

Кстати, для критиков, - это еще черновой, неотглаженный вариант. ;)
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 17 дек 2011, 20:32

Начало нового романа А.Шувалова "Консультант"
В М Е С Т О П Р О Л О Г А.

Г Л А В А 1.
К А К У П О И Т Е Л Ь Н Ы В Р О С С И И В Е Ч Е Р А.

Я затолкал карточку в прорезь банкомата и с надеждой нажал на клавишу «Проверить счет». Глянул на цифры в окошке и расплылся в улыбке. Свершилось, я снова сказочно богат. Настолько, что до самой зимы смело могу не заморачиваться на предмет, где бы раздобыть деньжат на хлеб насущный и чем оплачивать счета. Это в теории, а на практике все будет как всегда: уже в конце следующего месяца я опять начну искать работу. Так уж повелось, деньги легко ко мне приходят, а еще с меньшей натугой куда-то исчезают.
В душе меж тем расцвели чайные розы и зачирикали райские птички. Захотелось праздника. Я снова надавил на кнопку, банкомат укоризненно загудел и выплюнул четыре красненькие бумажки, волшебные пропуска в мир безделья и разгула. Каждый взрыв собственного благосостояния я по традиции отмечаю банкетом. Хорошее это дело, ничего не скажу, главное только во время остановиться.
Вышел на улицу, успешно разминулся с несущейся на всех парах невысокой кривоногой девицей с большущей сумкой на сгибе локтя. Остановился, подставил лицо заходящему солнышку и возрадовался. Сентябрь, однако, еще тепло, но уже не душно как в парной. Жизнь удалась!
Остановился у обочины и поднял руку. Мчавшаяся в левом ряду баклажанового цвета «шоха» с тонированными стеклами, резко перестроилась и дребезжа замерла у ног.
- Куда ехать, брат? – ласково спросил небритый и темноволосый коренной москвич в следующем поколении с красивым носом в виде клюва орла.
Я ответил.
- Пятьсот – решительно потребовал он.
- Двести – лениво возразил я и тут же сделал вид, что потерял интерес к дальнейшему общению.
- Двести пятьдесят давай, да?
- Уговорил – распахнул дверцу и уселся рядом – Дорогу-то знаешь? – пристегнулся и правильно сделал.
- Конечно знаю – обиделся брюнет – Ты только скажи, где повернуть.
- Отлично – вздохнул я, и мы помчались.
Скажу честно, я не самый большой любитель прожигать жизнь по ресторанам, но это заведение на Покровке мне откровенно нравится. Здесь здорово кормят, а цены и само меню с одинаковым успехом отпугивают как излишне гламурную публику, так и любителей скоротать вечерок впятером за одной единственной порцией винегрета и принесенной с собой выпивкой.
Зал на двенадцать столиков не тесен и не слишком просторен. Официанты здесь вежливы, но не назойливы, то есть, не пытаются разъяснить вам, что же вы хотите заказать. Негромкая музыка приятно ласкает слух, а не бьет по ушам. Гардеробщик с фигурой отставного борца и широкоплечий администратор надежно гарантируют неприкосновенность вашей физиономии от каких-нибудь излишне резких гостей, и всей прочей публики лично от вас, если выражение их лиц вдруг вам не понравится.
На моих глазах полгода назад четверо солидных с виду гостей с юга немного перебрали и тут же начали вести себя как настоящие мужчины с юга: отплясывать, сбивая посуду с соседних столиков, лезгинку, приставать к дамам и приглашать всех и каждого «выйти поговорить». Джигитов даже не отметелили и не выбросили на улицу, им испохабили веселье иначе. Администратор просто подошел к их столику и протянул самому крутому и грозному из них телефонную трубку. Тот взял ее, приставил к уху и прислушался. Потом вдруг поскучнел лицом и что-то громко произнес не по-русски. Весь оставшийся вечер все четверо изо всех сил и с явным отвращением старались вести себя как люди.
Вот поэтому я так люблю время от времени сюда заглядывать. Отметить окончание очередной работы, элегантно «прогулять» новую знакомую или просто хорошо поесть за чистой скатертью, а не дома на кухне под телевизором.
Здесь-то и произошла та самая встреча, совершенно, как мне тогда показалась, случайная.


Г Л А В А 2.
О П Р Е Л Е С Т И П Ь Я Н Ы Х З Н А К О М С Т В.

Привык спать в часах, а потому, когда зазвонил телефон, тут же на них глянул: двадцать три минуты четвертого, ничего себе! Повернулся на другой бок и принялся ждать, когда же он заткнется. Дождался, закрыл глаза и только начал засыпать, как тот снова заверещал. Видно, я срочно понадобился кому-то на другом конце провода в такую-то рань. Или товарищ просто ошибся номером.
- О-хо-хо – встал, кряхтя, с дивана. Поискал тапочки и не нашел их, поэтому пошел в прихожую босиком. Нащупал в темноте трубку и приставил к уху.
- Что?!?
- Доброе утро, Саня! – прозвучало в ухе. Смутно знакомый голос.
- Для кого как – проворчал я. Терпеть, знаете ли, не переношу просыпаться рано. Особенно, если лег поздно.
- Узнал?
- А надо? – хамовато поинтересовался я в надежде, что смутно знакомый неизвестный обидится и бросит трубку, а я отключу телефон и вернусь на диван.
- Это Женя.
- Который из них?
- Который консультант.
- Как это? – искренне удивился я, сразу все вспомнил и слегка проснулся.
Мы познакомились шесть дней назад в том самом кабаке на Покровке. Он присел за мой столик, мы как следует выпили (килограмма два водки, не меньше), а уж поели как бригада лесорубов после трудового дня.
- Евгений – представился он сразу после половины первого совместно освоенного литра – Можно просто Женя, но не Жека – и протянул загорелую, поросшую густой светлой шерстью лапу.
Толстяк, лет на десять постарше меня. Круглая кошачья физиономия. Башка, поросшая короткими редкими волосами, удивительно напоминающими кабанью щетину. Наивные глаза хронического простака.
- Александр – отозвался я – Можно Саша или Саня, но не Шурик.
Ладони у таких, как он, обычно влажные и вялые как тесто. Но охватившая мою конечность клешня оказалась сухой как наждак и крепкой как булыжник. Да и сам Женя при ближайшем рассмотрении совсем не выглядел классическим желеобразным толстяком. Скорее просто здоровяк, хотя с пузом и щеками как у хомяка. Зато, с широченными покатыми плечами, бочкообразной грудью и ручищами как лапы у медведя.
- По какому случаю банкет? – непринужденно поинтересовался он, наполняя рюмки.
- Первый день отпуска.
- А чем зарабатываешь на жизнь?
- То тем, то этим – честно ответил я и наколол на вилку кусочек селедки.
Обожаю пьяные знакомства, прежде всего за то, что они так легко завязываются и приятно протекают.
- А ты? – в свою очередь спросил я. Исключительно из вежливости.
- Консультирую – со сдержанной гордостью отозвался он.
- И по каким вопросам?
- По некоторым.
В приятной компании время проходит быстро. Ближе к полуночи мы окончательно испепелили все, что было на столе и решительно заказали еще по рюмке «на дорожку».
- Ну, пока – достал из кармана визитную карточку и протянул мне – Звони, если что.
- Ты тоже – и назвал номер.
Пьяные знакомства хороши еще и тем, что быстро заканчиваются. Поэтому я переврал последние три цифры телефонного номера, а визитку разорвал и аккуратно выбросил в урну у выхода.
- Как это? – еще бы я не удивился, если учесть, что этому самому Жене (который ни в коем случае не Жека) я назвал неправильный номер своего мобильного, а он позвонил мне на домашний телефон.
- Как-то так – ответил он – Чем занимаешься?
- Пытаюсь проснуться – ответил я и зевнул – Зачем разбудил?
- Деньги нужны?
- Вообще-то я в отпуске.
- Ответ неправильный – строго заметил он – Спроси, сколько?
- Спрашиваю.
- Пятнадцать тысяч вечнозеленых – ого, аж в два раза больше той суммы, что совсем недавно привела меня в полный восторг.
- Неплохо – признал я – А что надо сделать?
- Инструкции и «пятерка» задатка в верхнем правом ящике стола.
- Какого еще стола?
- Письменного, какого же еще? – удивился он.
- А где он?
- В кабинете – голосом учителя школы для умственно опоздавших ответил он - Зайди и возьми.
Совершенно обалдев, я вошел в кабинет брата, открыл ящик, достал конверт и заглянул вовнутрь: приятной полноты «котлета» серо-зеленых банкнот, сложенный вчетверо лист бумаги и увесистая связка ключей. Вернулся в прихожую и опять взялся за трубку.
- Ну – спросил он – Все на месте?
- Да.
- Отлично, тогда до встречи – молвил Женя – И не забудь прикупить жратвы, обязательно супчику, и курева.
- Непременно – пообещал я – И маленький мешочек звездюлей.
- А это еще зачем?
- Ответ неправильный – ехидно отозвался я – Не зачем, а за что.
- И за что же?
- За то, что влез ко мне в квартиру.
- Ладно – вздохнул Женя – Честно заработанное приятно получить. Жду.
Вернулся в кабинет, развернул листок, пробежался взглядом по списку и тут же впал в удивление. Под номером первым значилось: «Коротко постригись и обязательно сбрей шерсть с физиономии!». Слегка удивился, потом дошел до третьего пункта и тут уже обалдел совсем не по-детски.
Глянул на часы и поскакал на кухню. День обещал быть напряженным, и его следовало начать с большой кружки крепкого кофе.
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Аватара пользователя
Chief
Сообщения: 6079
Зарегистрирован: 04 июл 2005, 12:15
Откуда: Новокузнецк

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Chief » 23 дек 2011, 19:07

В свое время , с год назад в этой же ветке, высказался про "Притворщика" не особо вдохновенно...Однако время прошло, и у меня уже пять книг Шувалова... Парадокс. Вроде везде одно и то же - "Посидел.Подумал. И -хрясь по сопатке!", но как то читаю... и не надоедает.Может конечно период восприятия такой. :) Но до "Контролера" дошел, и останавливаться наверное не буду...
Следует делать лишь те глупости, которые приносят удовольствие. (с) П.Мериме

Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 26 июн 2015, 22:21

Несколько новых глав из нового романа. С благоизволения Автора.
Спойлер
Показать
ГЛАВА ТРЕТЬЯ.
ИЗ-ПОД КУПОЛА ОБ ЖИЗНЬ.
Воровать, все, что плохо или, наоборот, очень хорошо лежит или даже лежит под охраной, меня научили на службе.
А клоуном я стал просто потому, что с раннего детства любил хохмить. Иначе пошел бы в укротители, ловиторы* или стал воздушным гимнастом, как папа с мамой. Я ведь появился на свет, как у нас говорят, в опилках и вырос на арене, да за кулисами. А у таких, как я, выбор профессии определен еще до рождения. Что-то не попадались мне на жизненном пути нейрохирурги, бренд-менеджеры или дирижеры симфонических оркестров из числа бывших цирковых. А, вот, алкоголики и уголовники, к сожалению, встречались.
С первых дней в ГУЦЭИ я сдружился с веселым отвязным парнем, Валеркой Зайченко. Он пришел в цирк из спорта: подавал надежды в гимнастике, а потом взял, да и вымахал за лето на двенадцать сантиметров. Добавил почти столько же за зиму и тут же перешел из разряда перспективных складных парнишек в никому не нужные дылды. С ним мы и придумали наш первый парный номер, потом еще один и еще. Через год уже веселили ими публику на корпоративах вне пределов Рублевки, имели некоторый успех и кое-какую денежку.
Как заканчил второй курс, папа с мамой подписали контракт и уехали работать в канадский цирк под названием «Дю Солей», девять из десяти артистов которого выходцы из России или Китая. Следом засобирались и мы с партнером, оставалось только доучиться и слегка набраться опыта.
А потом все пошло наперекосяк. Через год родители погибли в авиакатастрофе, а Валерке вдруг надоело в компании со мной пошло кривляться. Загорелся человек идеей создания масштабного шоу с песнями, плясками, полетами под куполом и дрессированными собачками. Влился в творческую тусовку, нахватался там разных умных слов, приучился загадочно морщить лоб и расширять горизонты сознания с помощью травки.
- Бросал бы ты, мужик, дурью маяться – частенько ныл я – Выпуск же на носу, номер надо готовить.
- Сделаем – смеялся он – Все ахнут.
- И дуть заканчивай – не унимался я.
- В любой момент, Толян – отмахивался он.
И, действительно, с травы он вскоре соскочил, зато перешел на герыч, и в сжатые сроки стахановскими темпами сторчался. Дальнейшую жизнь, насколько мне известно, проводил в увлекательных странствиях по маршруту клиника - тусовка - клиника. А семь лет назад помер.
Я же оказался в положении Робинзона после шторма: артист парного номера без партнера. В результате диплом мне, конечно же, дали, но в списки перспективной творческой молодежи, достойной освобождения от военной службы, ясное дело, не включили.
И оказался я ни в каком-то там «Дю Солей», а в героической российской армии. И вместо пошлого запаха опилок с размаху ударили в нос ароматы казармы, да портянок.
Я высмотрел в военкомате майора с самым честным лицом, отозвал в сторонку и изложил суть вопроса.
- У меня тут доллары завелись, совершенно лишние – тихонько проговорил я – Не подскажите, куда бы их вложить?
- Отмазать от службы не получится – с ходу въехал в тему служивый – Поздно. Да и комиссия у нас сейчас работает. С коррупцией боремся.
- Служить, так служить – вздохнул я – Почетный долг, как-никак.
- Точно – кивнул он.
- А нельзя ли…?
- Подальше от Кавказа, поближе к дому? – смекнул майор.
- Именно.
- Трудно – покачал головой – Но можно.
- Цена вопроса? – услышал ответ и присвистнул.
- Если хочешь, пошлем на на флот – предложил тот – На Северный или Тихоокеанский. Там у них в плавсоставе народу сильно не хватает.
- Нет, уж – решительно ответил я – Буду защищать родное Подмосковье – и мы ударили по рукам.
К месту службы колонна машин добиралась долго, почти два часа, на Щелковском шоссе образовалась пробка. В служебном автобусе нас было всего трое, остальных будущих воинов отдавать патриотический долг отчизне везли родные и близкие в автомобилях, произведенных вне ее пределов.
Металлические ворота с выцветшими звездами со скрипом растворились, автобус прокатил по дорожке и остановился на плацу подле облезлого памятника вождю мировой революции. Двое будущих сослуживцев тут же вышли, а я ненадолго задержался.
- И куда я попал? – спросил у юного водителя в прыщах и камуфляже.
- Узнаешь – не оборачиваясь, буркнул тот.
- И, все-таки? – повторил вопрос я.
- Ну, ты… - повернулся, узрел синюю пачку «Ротманса» и несколько потеплел душой – УРП, сыночка – торжественно проговорил «папаша», состоявшийся мужчина, года на четыре младше меня по возрасту, изъял честно заработанное курево и мотнул головой, давай, дескать, с вещами на выход.
Навстречу доблести и славе...
.............
..............
ГЛАВА ПЯТАЯ,
РОДИНА ЗНАЕТ,


И продолжалось это невообразимое счастье целых полтора года, даже чуть дольше. А потом все вдруг закончилось. Или началось. В двести семнадцатом кабинете административного корпуса, куда меня вдруг срочно вызвали, предварительно разыскав с собаками.
- Проходи, располагайся – махнул рукой, будто муху отгонял, совершенно незнакомый породистый мужик средних лет. И, хотя, приличный и явно не от «Большевички» костюм сидел на нем как влитой, а не подобно пенсне на корове, как у наших офицеров, почему-то сразу стало понятно, что он – военный. И в чинах немалых – Как проходит служба?
- Нормально – чуть заметно пожал плечами я.
- Проблемы с дисциплиной?
- Никаких – самое интересное, что этот дядя мне не представился. И за все время разговора ни разу не обратился ко мне по имени или фамилии.
- Да уж – раскрыл папку с моим личным делом, самую малость потолстевшую за время службы – Начальники, как посмотрю, от тебя без ума. Одних благодарностей штук двадцать. Получается, ты у нас – образцовый воин – я опустил глаза и чуть заметно кивнул, дескать, получается именно так.
- Значит, дисциплину не нарушаешь? – гнул свое он – Военную тайну свято хранишь?
- Так точно – лучший способ сохранить любую тайну это не иметь о ней ни малейшего понятия. Как раз мой случай.
- Тогда ознакомься вот с этим – достал из пижонского портфеля ценой в пять, наверное, офицерских зарплат файл с несколькими, исписанными от руки, листами бумаги и протянул мне.
«Объяснительная записка» - прочел я – «От капитана Беляева В.Б….». Ах, ты ж, козлина! Неделю назад ко мне в клубе подвалил шустрый мужичок с четырьмя звездочками на погонах и запросто так предложил пустяковое, по его словам, дельце ценой в литр водки. Всего-навсего слазить в ночь с субботы на воскресенье на четвертый этаж в секретную библиотеку. Просочиться через открытую форточку, отыскать на стеллажах папку с контрольной работой за позапрошлый год: «Железнодорожный узел Мытищи» и принести ему. А следующей ночью совершить еще одно восхождение и вернуть ее на место. После чего отправляться пить честно заработанное, так и быть, в его компании.
«Ну, уж нет» - ответил я. И продолжал стоять на своем даже, когда цена вопроса возросла до полутора литров. До дембеля у меня всего-то полгода и дожидаться его гораздо лучше под Москвой, нежели под пулями где-нибудь в Аргуне или Гудермесе.
- Почему не доложил куда следует? – забрал у меня файл и вернул в портфель – Стучать в падлу или просто поленился?
Я тихонько вздохнул. И то, и другое, если честно.
- Ну и дурак – угостил сигареткой меня и закурил сам – А, вот, одногруппнички капитана все правильно поняли и мигом его слили.
- А он меня.
- Это как водится – подмигнул – Ладно, проехали. Служи дальше, сколько осталось, никто тебя не расстреляет. Тем более, начальство за тебя горой.
- Спасибо – я привстал – Разрешите…?
- Погоди – хмыкнул – А ты действительно смог бы туда залезть?
- Да.
- На четвертый этаж по гладкой стене?
- Не такая уж она и гладкая, есть за что зацепиться.
- Откуда знаешь?
- Сходил потом посмотрел – сознался я – Просто интересно стало.
- Интересно ему – проворчал он – Любознательный ты наш. А можно вопрос?
- Да, в смысле, так точно.
- А что потом?
- Когда?
- После службы – и угодил, фигурально выражаясь, подкованным каблуком по любимой мозоли. Этим самым вопросом я и сам мучился с первого же дня службы.
- Ну, - промычал я – Думаю,…
- Давай-ка я скажу – аккуратно загасил сигарету, откинулся на стуле и сложил на груди руки – Ты и сам глубоко не в курсе. Знаешь только, что в цирк тебе уже не вернуться.
А вот это точно. Никто меня там не ждет, клоунов, хороших и разных на всех аренах и без меня – как грязи. Сам знаю.
- Простите,…
- Ты хочешь спросить, какое мне до всего этого дело? – улыбнулся – Самое, что ни на есть, прямое. Тот дурачок, как его?
- Беляев.
- Спасибо. Так, вот, капитан тот мне глубоко по-барабану. Да и вопрос с ним уже закрыт. Огреб, дурилка, строгий выговор, сдал экзамены и укатил служить дальше. А его подельнички получили…
- Благодарности – догадался я.
- Ни хрена подобного – расхохотался незнакомец – Записи в личном деле получили об излишней хитрожопости и скудности оперативного мышления – пояснил – Раньше надо было его закладывать, когда только планировал дельце, а не потом, когда сорвалось.
- Тогда…
- Спрашиваешь, зачем я тогда сюда приперся? Отвечаю, по твою персонально душу. Хочу предложить работу по специальности.
- Клоуном?
- И им тоже.
- Где?
- Есть такой цирк, ГРУ называется. Покруче твоего «Дю Солей» будет.
- ГРУ, ведь это главное разведывательное управление – ошалел я – Вы, что, приглашаете меня в разведку?
- Невозможно пригласить человека куда-либо, если он уже там – был ответ – Ваши курсы, чтоб ты знал, находятся в подчинении ГРУ – я разинул от удивления рот. Намекали как-то по большому секрету, да под стакан, ребята с родного УРП, что наша часть – жуть, какая секретная.* Не поверил - Просто предлагаю тебе перейти из разведки в РАЗВЕДКУ. Добровольно, иначе у нас не бывает.
- А если я откажусь?
- Значит, этого разговора не было, а я тебе приснился.
- А если соглашусь, что буду делать?
- Понятия не имею – пожал плечами – Об этом только Родина знает.

*Воины срочной службы проявляют редкую изобретательность в стремлении сделать себя красивыми, интересными и загадочными. Помниться, друг детства рассказывал автору, как лично молодым старлеем наблюдал в Севастополе на автовокзале убывающего в родную деревню на дембель потрясающе красивого матроса и искренне сожалел, что не было под рукой фотоаппарата.
Был тот матрос действительно прекрасен: облагороженные десятисантиметровой «платформой» казенные ботинки, клеши шириной с Тихий океан, приталенный по последней моде бушлат. Ушитая до размеров еврейской кипы бескозырка с ленточками ниже задницы. С надписью золотым по черному (в местной ритуальной конторе делали): РАКЕТНО-ЯДЕРНЫЕ ПОДВОДНЫЕ СИЛЫ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА!!! Не знаю, как обстояли дела во времена Федора Федоровича (Ушакова) или Павла Степановича (Нахимова), но в советские времена на Черном флоте боевым ядром и не пахло. Не верите? В ЦРУ спросите. Подтвердят.
Для начала Родина отправила меня в учебное подразделение, учебку, в сутках езды от Москвы. Где нас, угодивших в разведку везунчиков, сильно утомляли науками и истязали физически. А, заодно, как я потом понял, внимательно присматривались. С тем, чтобы понять, куда направить после того не отсеявшихся до этого.
После прохождения первого курса наук полагается практика в спецназе нашей конторы. Меня этой радости лишили, сразу отправили аж за Урал, учиться на какого-то там притворщика. Через месяц программу закрыли и меня вернули в Подмосковье, только не на северо-восток, где проторчал полтора года, а на запад. И принялись обучать ремеслу специалиста узкого профиля, но широкой направленности, ворюги-универсала, если конкретно. То есть, способного не просто что-нибудь сп…, в смысле, свистнуть, но и добраться до этого чего-нибудь, даже, если оно заперто на сто замков.
И в кошмарном сне не виделось, что придется заниматься чем-то подобным, потому что с раннего детства питаю стойкое отсутствие интереса к чужой собственности. Однако, Родина действительно знает, что делает. За каких-то два года (а потом еще три раза по паре-тройке месяцев) из меня слепили самого настоящего крадуна. И больше десятка лет пер я для родной конторы все, что приказывали. Или кого. Однажды, уволок с сорок пятого этажа небоскреба в столице одного государства Юго-Восточной Азии шестимесячного младенца. У тех, кто похитил его у родителей. В другой раз в известной на весь мир своими вальсами и сосисками европейской столице посильно поспособствовал похищению из полицейского морга трупа. Нашего парня, между прочим, угодившего под раздачу в результате каких-то хитрых тактических игр бывшего вероятного противника, а ныне – стратегического партнера.
А первую боевую награду получил за обычную сережку, правда, стоимостью с трехкомнатную квартиру на Остоженке. Я вытащил ее из уха одной приятной в некоторых отношениях, переживающей вторую бурную молодость дамы, супруги чрезвычайного и полномочного посла. На приеме, не помню, по какому поводу. Милую женскому сердцу безделушку потом якобы отыскал и вернул владелице один чрезвычайно мужественного вида джентльмен. И, уверен, на всю катушку попользовался ее, плавно перетекающей в благосклонность, благодарностью.
Да, кстати, несколько лет назад провел три месяца на тех самых курсах. Выяснилось, что никакая это не богадельня, а вполне себе приличное учебное заведение. И в учебном полигоне солдатики не только бордюры красят, да с самоволку бегают, но и серьезными делами занимаются. Встретил кое-кого из старых знакомых, только никто меня не узнал.

............
............

ГЛАВА СЕДЬМАЯ,
БОЛЕВЫЕ ПРИЁМЫ СУДЬБЫ


Скажи кто раньше, что моего давнего приятеля Константина кто-то или что-то сможет нагнуть, сломать или просто вывести из равновесия, даже в морду плюнуть поленился бы. Не тот, скажу вам, человек.
Много лет назад, еще в самом начале боевого, можно сказать, пути меня вдруг сдернули с одной операции и высвистали почти за две тысячи километров на совсем другое мероприятие, по «внезапно открывшимся обстоятельствам». В город над мутной, вонючей речкой под названием Дунай. Иногда его, непонятно, за что, еще называют голубым.
Работать, то есть, извлекать что-то из громоздкого сейфа с замками американской фирмы S & G повышенной надежности пришлось в дикой спешке, чтобы конкуренты не пронюхали. И малыми силами, то есть, страховали меня снаружи или просто стояли на атасе всего два оперативника. Строго из соображений конспирации. Или еще чего.
Не помогло. У конкурентов, как видно, тоже открылись похожие обстоятельства. Четверо здоровенных блондинов появились некстати и внезапно, как будто из воздуха материализовались. И тут же начали действовать. Одного из меня страхующих уложили на месте, второй трусливо покинул поле битвы. Ускакал со скоростью африканской лани, опережая звук, в смысле, визг. Собственный. Сигнал тревоги, правда, подать успел, но лично мне от этого легче не стало.
Побрали меня, несчастного, прямо возле вскрытого сейфа, серьезно облегчив тем самым себе работу. Вырубили, потому что начал было дергаться, и поволокли к выходу. Почему не грохнули на месте и не оставили возле распотрошенного хранилища? Понятия не имею. Кто это был? А хрен его знает. Знамен и формы со знаками различия у той четверки не наблюдалось, и за все время нашего недолгого знакомства ни один из тех слонов не издал ни звука. Может, это вообще не люди были, а боевые киборги, опытные образцы импортных макронанотехнологий.
Второй наш оперативник (а это был именно Костя) меж тем убежал совсем недалеко. Заложил этакую заячью петельку и вернулся в исходную точку. Очень даже вовремя, конкуренты как раз походной колонной покидали место собственного триумфа. Блондин номер один при пушке и с сумкой в авангарде, далее номер второй, тоже при оружии и со мной, перекинутым через широченное плечо как какой-то плащ. Или просто тряпка. Как, спросите, узнал? Отвечаю, успел самую малость очухаться и все, что происходило, наблюдал лично. В том и преимущество малого роста и веса, что от серьезного удара мы отлетаем в сторонку и вырубаемся, а более крупные особи от него же просто рассыпаются на месте. И приходят в себя очень нескоро. Если вообще приходят.
А замыкали колонну номера третий и четвертый, причем, один из них волок на себе другого. Это я постарался, каюсь. Молод был, вспыльчив, излишне резок, неумен.
Константин свалился на них внезапно как ураган Катрина на Новый Орлеан или дефолт сразу на всю Россию. Блондин номер один, надо признать, оказался достаточно резким парнем и открыл ответный огонь почти сразу. Номер второй быстренько сбросил меня на булыжники и тоже присоединился к общей дискуссии. Остальные двое замешкались, друг дружку обнимая, поэтому отчалили на тот свет, не успев даже по разу выстрелить.
Все равно, никто из них не уцелел. Наш парень был точнее их всех, быстрее, а пули, такое впечатление, его не брали. Просто отскакивали. В общем, он уложил их всех и красиво уехал, не забыв прихватить меня, тело нашего парня и сумку с тем, из-за чего собственно и произошла эта бойня.
Как выяснилось немногим позже, не все пули от него отскакивали. И все равно, вырубиться себе наш опер позволил, только вернувшись на базу. Заглушил мотор, поставил машину на ручник, и вдруг потух как свечка на ветру. Такой вот он парень, Костя-Кисинтин. Спокойный, улыбчивый, абсолютно без дешевых понтов и прочей показухи. Надежный как крепостная стена. Всегда любил с ним работать. Или просто так изредка пересечься вне трудов праведных, пивка попить, за жизнь потрепаться. Чаще встречаться работа не позволяла.
Только сейчас пиво в горло не лезло. И ему тоже. Или не ему? Потому что сидящий напротив хоть и похож был внешне на старого приятеля, но никак, ни каким боком быть им не мог. Не бывает, просто не может случиться такого, что бы Костя, чтобы Костю… Как будто в камнедробилке мужик побывал. Черт, и у самого от всего этого мысли дыбом и в башке туман.
- Ну – хрипло проговорил я и немного отхлебнул, чтобы горло прочистить – Говори уже.
- Толь – взял стоящий перед ним до краев полный бокал и сделал пару глотков. И видно было, что ему глубоко плевать, что там внутри, свежее пиво или скипидар с истекшим сроком годности – У тебя друзья богатые есть?
- Бабки понадобились?
- Да.
- Сколько?
- До хрена – прозвучало в ответ – И срочно.
- Что случилось?
- С Тошкой проблема,… – это Костин сын, девятилетний крепыш. На хоккей в ЦСКА через весь город ездит три раза в неделю, в школе умеренно хулиганит. Ест все, что дают. И всегда просит добавки.
- Что с ним?
- Лейк… – запнулся – В общем, лейкоз. Нужна операция.
- За границей – догадался я. Если в чем другом Россия уже лет двадцать, как впереди планеты всей, то в области медицины мы пока отстаем, причем, навсегда.
- В Германии – уточнил он – Срочно. Иначе – кранты – отставил кружку в сторону и неумело закурил мою сигарету. Раньше, насколько помниться, с никотином он дружбы не водил и даже знаком не был.
- А сколько всего надо?
- Сто пятьдесят тысяч – вздохнул – Евро. Двадцатку уже достал, тачку продал, долгов набрал, больше – никак. Банк в кредите отказал, хату продать не могу.
Точно, никак не может. Квартира у Кости служебная.
- Друзья, говоришь – задумчиво молвил я.
А что тут, собственно, думать. Нет у меня богатых корешей, никогда не было и вряд ли будут. В наше время дружить модно исключительно в своем кругу. Чтобы не опошлять это чистое, светлое и высокое чувство такой низкой пошлостью как сто рублей до получки. Или миллиард евро на раскрутку.
- Ладно – он с самого начала все знал, уверен. Просто, в таком положении ничего не остается, как надеяться – Пойду я. Там Маринка дома с ума сходит. Спасибо, что выслушал. И заплати за пиво, а то…
- Минуточку – в голову ко мне в этот момент заглянула совершенно, казалось бы, идиотская мысль. Или не такая уж идиотская. Разберемся - На какое число назначена операция?
- На следующую пятницу – сел на место и опять потянулся к сигаретам – Девять дней у нас осталось.
- У НАС осталось – уточнил я – Значит, так, ничего гарантировать не могу, но в эту субботу с утречка держись поближе к телефону. Позвоню.
- Не понял – рука с зажигалкой замерла на полпути – Так у тебя все-таки есть богатый друг?
- Нашелся – сознался я – Только что о нем вспомнил – положил на стол между бокалами и тарелками банкноту – Пошли, что ли?
- Куда это ты так заторопился?
- На шопинг.

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ
Глядя на вас, у меня возникает два вопроса.
Первый – куда на этот раз уехал цирк?
И второй – а почему вы, собственно, остались?


Дела давно минувших дней. Осень 20… года. Москва.

- А хотите, Котов, я сам расскажу, как все было?
Саня не сдержался и приподнял на полмиллиметра бровь в удивлении. Однако. Добрую неделю исключительно его самого призывали к откровенности на тему: «Что же все-таки произошло полгода назад, весной 20… в Вене и кто конкретно в этом непотребстве сподобился поучаствовать? Имена, фамилии, воинские звания, явки, пароли, словесные, силь ву пле, портреты. Ну! В глаза смотреть, бля!».
«Кто с тобой работал? Кто еще с тобой работал?». Сменявшие друг дружку официальные, в костюмах, да при галстуках чины из родной конторы и от соседей, настырно до нудности, подобно отрицательному персонажу из культового фильма семидесятых, «Мертвого сезона», пытались добиться откровенных ответов на простые вопросы. Лезли без мыла в душу, льстили и запугивали, дарили надежду и развлекали рассказами о солнечной Мордовии и нравах на тамошних спецзонах. Один, помниться, даже кулаком по столу лупил и громко-громко жалел о том, что не тот нынче год за окном. Вот, дескать, было время золотое, когда с «контингентом» сопли не распускали, а работали достаточно «активно». Отчего генералы на допросах рыдали как дети малые, а маршалы с наркомами «чистухи» наперебой строчили. Другой так и вовсе в морду обещался заехать, но не стал почему-то. Видимо, мужчину несколько смутил тот факт, что допрашиваемый, Котов А.К., тот еще кабан между нами, не был ни окольцован, ни даже связан.
Саня на простые вопросы и отвечал незатейливо и честно. Какие, дескать, ваши доказательства? Прямо, как в заслуженно забытой голливудской «киноклюкве» про советского мента с тогда еще железным Арни в главной роли. На третий день слегка охамел и чистосердечно сознался в том, что «жил только с вами, больше ни с кем». А потом ему все это дело окончательно осто…, в смысле, надоело, и кроме как: «А чё?» больше вообще ничё не изрекал. Просто и доходчиво, хошь в прОтокол заноси, хошь на память запоминай.
И тут вдруг такой компот. Заявляется какой-то хрен с бугра, вообще ни о чем не спрашивает, как будто и не интересно вовсе. Наоборот, с рассказами лезет. Типа, сам обо всем глубоко в курсе.
- Ну-с, готовы выслушать, скажем так, гипотетическую историю о произошедшем весной этого года в Вене? Если что не так, можете поправить. Опять же, с чисто гипотетической точки зрения.
Саня тут же изобразил личиком мировую скорбь. Дескать, щас вам, гражданин начальник. Не держите меня за совсем убогого, и, вообще, ищите дурачков в зеркале. Участвовать во всех этих ваших гипотетических россказнях, отрицать, да поддакивать, все равно, что коротать время с веселыми и лихими ребятами в тюремной камере за игрой в картишки «на просто так». Заканчивается и то, и другое достаточно грустно: разрывом ануса наивного лошка на мандариновые дольки. В прямом и переносном смысле.
- Вижу, готовы – серый невзрачный мужичок в мятом сером костюме достал из замшевого, серого, опять же, портфеля термос в кожаном чехольчике и заботливо набулькал себе ароматного кофейку.
Молча предложил Котову присоединиться. Саня, также, ни слова не произнеся, гордо отказался. А, вот, курево принял, причем с большим удовольствием. Истосковался, признаться, без никотина в застенках, а граждане начальники вредить здоровью категорически запрещали. Хотя, сами в процессе допросов дымили как те паровозы.
- Итак, в прошлом году вы приняли решение вернуться на службу. Сейчас многие так поступают. Кто из-за денег, кому-то адреналина на гражданке не хватает, а кто-то просто по статусу соскучился. А вы, Котов, за каким , простите, лешим? В пошлой бедности, по моим данным, ой, как не замечены, на статус вам еще на службе плевать было. А что касается адреналина – отпил кофейку – То на пенсии вы, прямо скажем, не скучали. Просмотрел тут справку на вас, читается взахлеб, прямо, как ранние романы Бушкова, пока автор еще окончательно не забронзовел.
Саня принялся рассматривать собственную выпяченную нижнюю губу, как будто не было на свете ничего более интересного. Потом просто уставился в окно.
- Вернулись, говорю на службу…
Точно, взял вдруг, да и вернулся. Зачем, спрашивается? Поверил в то, что нынче все совсем не так, как прежде? По форме, которую носить запрещено, соскучился? Или просто понял, что не доработал в свое время? Кто знает…
- Пару месяцев побили с двух ног балду на подмосковных курсах усовершенствования и получили назначение в тихий город Вену…
Под крылышко институтского друга, с которым три года прожил бок о бок в одной казарме,* в одной группе о гранит науки зубы стачивал, портянки «от кутюр» носил, а еще в «самоходы» через забор лазил, водку пил и за девками ухлестывал.
- Основной задачей вашей группы с некоторых пор стала разработка радикально настроенных брюнетов с Ближнего Востока, штаб-квартира которых непонятно, с какого перепуга, именно в Вене и располагалась.
*Институты, оне, граждане, разные бывают, в том числе и военные. Одно время в СССР их было целых два: физической, стало быть, культуры и иностранных, прости господи, языков.

Точно, разрабатывали. И не одни, еще и стратегические партнеры, мать их так, одно время на ту же тему шустрили. По слухам, слегка делились с нами информацией в рамках борьбы с мировым терроризмом. И ее же в ответ без проблем получали. Такая, понимаешь, встреча на Эльбе-два…
- И все шло себе вполне штатно, пока в одно далеко не прекрасное утро в городском парке неподалеку от памятника бывшему венскому бургомистру – несколько раз щелкнул пальцами – Как там его? Не подскажите? Ладно, сам вспомню: Андреас Зелински, он, точно. Так, вот, именно там и был обнаружен труп неизвестного, в котором немногие знающие люди тут же узнали руководителя группы и вашего, Котов, друга юности. Полиция, естественно, возбудила по факту уголовное дело, было выдвинуто несколько версий произошедшего. В качестве основной - попытка ограбления беззащитного любителя вечерних прогулок, в процессе которого все почему-то пошло не так.
Версия, конечно, гениальная, но… Вадим хоть и не таскал с собой ничего режуще-колюще-стреляющего, все равно без проблем порвал бы на нано-тряпки любого представителя здешней гопоты. Или даже любых.
- Но у вас, полагаю, с самого начала была своя точка зрения на произошедшее.
Еще бы. Накануне вечером у институтского друга были назначены переговоры по вопросу купли-продажи ПЗРК. Именно с теми самыми арабами и в совершенно другом месте. С этой встречи международный «торговец оружием» не вернулся, а его телефон отключился за десять минут до полуночи.
- О ЧП немедленно доложили в Центр. Москва назначила вас ВРИО руководителя группы и приказала…
Сохранять спокойствие, то есть, приспустить штанишки и толерантно замереть в позе «Маша мыла Рашу».
- Не делать резких движений. Чем вы, Котов, и занимались целых две недели. Вы вообще ничегошеньки не делали. А группа ваша меж тем…
Таяла как снег под знойным солнцем Аргентины. Один, самый толковый и опытный, вдруг навалял рапорт и улетел птицей журавль на Родину типа по семейным обстоятельствам. Второго Саня выгнал в отпуск сам. А славный мужик в звании майора, патриот, душа любой компании, гитарист и романтик, чуть ли не на коленях просил разрешения остаться и поучаствовать в грядущем последующем. Душа его, дескать, чиста, друзья всегда («Ведь мы друзья, Саня?») все туточки, а значит «мы еще посмотрим кто кого». В общем, укатил на отдых, даже не подав при расставании ВРИО начальника руки.
- И это правильно. Как известно, до начала боевых действий в первую очередь следует эвакуировать романтиков, а потом уже стариков, женщин и детей – такое впечатление, что этот мужик просто читал Санины мысли. Или же, Котов внезапно обзавелся пошлой привычкой думать вслух.
Через три дня от группы осталась ровно половина: ВРИО Котов и подполковник Коля Шалыгин, спокойный, надежный как танк сорокалетний мужик. Совсем непьющий, ни граммульки. Лет уже семь, как в глухой завязке. Или даже больше.
- И, если не ошибаюсь, дней через десять ваше героическое подразделение вообще прекратило существование.
Расформировали на фиг. А Саня Котов снова уволился из рядов. На сей раз – с концами.
- Казалось бы, конец истории – лицо Сани заделалось торжественно-сосредоточенно-вдохновенным. Как будто его счастливый обладатель из туалета уже вышел, но какать не прекратил. Это выражение Котов подсмотрел на фото одного бывшего боксера из ближнего зарубежья, выдающегося государственного деятеля в перспективе. На обложке журнала для немецких гомиков. С родным братом и без малейшего намека на одежду – А получается - только ее начало – столкнулся взглядом с лицом Котова и аж вздрогнул – Ну вы, блин, даете.
Как обидно-то. Всего несколько месяцев и никто и не вспомнил бы о том, что же в той самой Вене по весне творилось. Еще одна дамочка с красными коготками из табуреточной команды в министерстве обороны накатала бы очередной шедевр об оптимизации расходов, и в ГРУ в какой уже раз пошли бы под нож целые отделы. И ушел бы в отставку, в третий раз за два года, не в силах больше это блядство терпеть, его начальник. И сразу всем дружно стало бы не до того. Бы.
- За те десять дней в столице Австрии произошло много чего интересного. За два дня до вашего отъезда из страны какие-то неизвестные темной австрийской ночью или среди бела австрийского дня, так и не выяснилось, похитили из ПОЛИЦЕЙСКОГО морга одно неопознанное тело и умудрились при этом совершенно не засветиться в камерах видеонаблюдения. Потому очевидно, что все они были предварительно перепрограммированы и показывали не обстановку на месте происшествия, а черт знает что, где и когда.
А еще впало в летаргию в результате разной степени тяжести телесных повреждений несколько полицаев внутренней охраны и в полном составе экипаж машины боевой на внешнем периметре. Так, к слову.
- Далее, буквально на следующий день, то есть, за сутки до вашего отъезда из страны штаб-квартира вышеупомянутых брюнетов подверглась нападению. Своевременно оповещенная бдительными, пожелавшими сохранить анонимность, гражданами полиция прибыла на место происшествия достаточно оперативно. И обнаружила… – поднял глаза на сидящего напротив – Вам интересно, Котов, что она там обнаружила? - на лице у Сани проявилось серьезное опасение пропустить прием пищи в казенном доме – И обнаружила шесть убиенных арабов и двоих мертвых нападавших, вполне себе натуральных блондинов.
Звериный мир капитализма, одно слово. Но жрать-то как хочется! А в тюрьме скоро обед, баланда, макароны с подливой…
- Последние были опознаны как сотрудники одного из американских культурно-гуманитарных центров. Таких сейчас по всему миру – что у дурака махорки. Несут народам мир, болеют всей душой за справедливость и постоянно кого-то или что-то поддерживают. Борьбу геев, например, против лесбиянок или аборигенов Новой Зеландии за равные права в Гренландии. А на следующий день…
Ню-ню, и что там такого случилось?
- А на следующий день подвергся нападению уже тот самый культурно-гуманитарный центр. Погибли восемь его сотрудников, серьезно пострадало само здание.
Еще бы о поврежденной оргтехнике и поцарапанных столах вспомнил. Котов, закрыв физиономию ладонью, сквозь щелку между толстенными средним и безымянным пальцами наблюдал за собеседником. Несмотря на крысино-канцелярскую внешность, мужик ему нравился. Цепкий, остроумный, толковый. И тем самым крайне опасный.
- Но вы, Котов, к этому безобразию – никаким боком. В момент, когда полиция фиксировала трупы и разрушения, вы уже проходили таможню в Домодедово. Здорово, правда?
Саня сложил пальцы в горсть. Все, кроме среднего. Его в качестве алиби и предъявил следаку. Чем изрядно того позабавил.
- Сработано просто прекрасно. И все бы вам с сотоварищами сошло с рук, если бы…
Если бы Коленька Шалыгин, голубиная душа, вдруг не развязал во весь рост и по пьяной лавке не принялся трепать языком на всех углах о том, чего не было и быть ни в коем случае не должно было. А когда взяли его, утомленного нарзаном, за филейные части, в отказ, сука такая, не пошел, как следовало бы. Повелся, дурачок, на подходцы ихние хитрые, что, дескать, искренность зачтется, и принялся, мудило грешный, сотрудничать со следствием. Да как активно! В том деле Коля, конечно же, высоко не летал. Просто хвосты заносил. Но и того, что узнал, вполне хватило. Как выяснилось.
Мужик за столом глянул на Саню и усмехнулся.
- У Котова на душе заскреблись кошки. Забавно.
Точнее сказать, в особо крупных размерах принялись гадить слоны. И ничего тут нет смешного.
- Ну-с – в первый раз за день разверз уста невинно обвиняемый – И какого хрена лысого вам от меня надо?
- А сами-то как думаете?
- Понятия не имею – буркнул тот – А думать не привык. Я, знаете ли, тупой, и военный.
- Не скромничайте. Все было сделано вполне технично, Котов. Вы сразу поняли, кто слил арабам вашего друга.
Кто-кто. Штатники, ясно дело. Они в последнее время вдруг решили, что те самые брюнеты никакие на самом деле не террористы, а вовсе даже оппозиционеры. Причем, умеренные. А перспективе еще и борцы за демократию. Потому с ними можно и должно работать. Ну а в качестве приглашения тур калмыкского танца чикирдык оказать небольшую услугу, в смысле, намекнуть, кто такой на самом деле тот якобы швед, торговец всем, что стреляет и взрывается.
- А также, кто все это время делился со штатникам информацией о вашей группе.
Саня задрал сначала глаза, а следом и всю физиономию вверх. И с большим интересом уставился в потолок.
- Полковник Краснопольский Б.Е., тот, что вдруг так срочно засобирался на Родину, а там и на заслуженный отдых. Не дожидаясь, что удивительно, всего-то двух месяцев и пяти дней до тридцати лет выслуги – махнул рукой – К его персоне еще не надолго вернемся, тем более, что он тут совершенно не при делах. Просто, именно в то самое время человек получил сообщение, что находящейся в одной из частных московских клиник жене вдруг стало немного лучше. И врачи твердо пообещали ей не меньше двух лет жизни. Впрочем, вы это уже знаете. Таким образом, всплывает другая кандидатура. И тут…
А вот тут у вас тупик, гражданин начальник.
- И тут возникла серьезная проблема – нахмурился - Органы дознания прилагают все силы в стремлении разыскать еще одного офицера вашей группы, майора Бабаева Е. К. Землю, можно сказать, роют. А результатов – как в том милом детском стишке: «Ищут давно, но не могут найти». И жена тоже, представьте, в слезах и полном неведении, где же ее любимый и единственный. Последний раз общалась с ним через две недели после возвращения из Австрии. Вроде звонил из дому за сутки до встречи с любимой. Должен был лететь к ней в Хорватию на отдых. У Бабаевых там домик в Сплите. Недавно прикупили. Ничего не хотите сказать, Котов?
- Хочу – Саня прокашлялся – Хочу в камеру, мне там комфортно.
- Или?
- Или хорош кокетничать – вздохнул, помотал головой – Напрасно, видно, говорю это, да ладно, чего уж там. Давайте, гражданин начальник, все карты на стол.
- И те. Что в рукаве? – усмехнулся следак.
- Даже те, что в кальсонах.
- Как скажите, Котов, как скажите - закурил, перекинул пачку допрашиваемому и ловко поймал через минуту ее же – Только тогда я начистоту и вы так же. И хватит мне тут изображать кристальную душевную чистоту, переходящую в ангельскую анальную непорочность. При вашем – добавил металла в голос - Непосредственном участии этой весной в Вене произошла самая настоящая бойня.
- Анальную…, как вы сказать изволили?
- Непорочность.
- Да вы поэт, сударь.
- И композитор – усмехнулся следак – Итак, к делу. Вы признаете…?
- Держите меня за идиота? – Саня потянулся и еле заметно, на половину пасти всего, зевнул в лицо следователю.
- И в мыслях не держу – на полном серьезе ответил тот – Зачем нам идиоты.
- Не понял.
- Верю.
Продолжение следует.
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Аватара пользователя
Chief
Сообщения: 6079
Зарегистрирован: 04 июл 2005, 12:15
Откуда: Новокузнецк

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Chief » 27 июн 2015, 12:18

Старый Конь писал(а):Несколько новых глав из нового романа.
Название у романа уже есть? Или пока "в процессе" ?
Следует делать лишь те глупости, которые приносят удовольствие. (с) П.Мериме

Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 27 июн 2015, 12:30

"Клоун"
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Аватара пользователя
Старый Конь
Сообщения: 19377
Зарегистрирован: 24 окт 2004, 22:21
1
Откуда: Мытищи

Re: Новая книга А. Шувалова

Сообщение Старый Конь » 27 июн 2015, 15:56

Кстати, давно уже закончен "Чистодел". Вот несколько глав, опять же, с любезного разрешения.
Спойлер
Показать
ЧИСТОДЕЛ
ИЛИ
ПЕСНЯ О НАЦИОНАЛЬНОМ ПРОЕКТЕ



С чего-о-о начинается Родина?
С офшорных швейцарских счетов,
С детишек, пристроенных в Лондоне,
С роскошных альпийских дворцов.
А, может, она начинается
С системной запевки скворца
И с этой халявы безоблачной,
Которой не видно конца?
С чего начинается Ро-о-одина?.
.


Патриотическая застольная.Исполняется исключительно в тесной компании единомышленников. Негромко, с чувством и любовью.

КУПЛЕТ ПЕРВЫЙ
И РОДИНА ЩЕДРО…

Середина марта. Москва, 2012 год.

Ранним утром в умеренной паскудности кафе, что возле станции метро «Бунинские аллеи», наплыва посетителей не наблюдалось. Как и всегда в это время. Бомжей сюда греться не пускают, приличные посетители обходят этот гадюшник стороной, а крутые и успешные бизнесмены с Кавказа обычно заваливаются ближе к обеду. И красиво зависают до утра. Но все-таки совсем уж пустым зал не был, часов в десять сюда заглянули двое мужчин средних лет, не испугавшись царящего вокруг гламура, все-таки вошли и устроились за условно чистым столом в углу, чем несказанно удивили мирно дремавшую возле барной стойки официантку. Девушка поправила прическу, так, чтобы прядь темно-каштановых волос закрывала свежий синяк под глазом и подплыла, сексуально двигая бедрами.
- Что будем пить, мальчики? – кокетливо улыбнулась, обнажив желтые прокуренные зубы и резцы из нержавейки, и замерла в надежде. Если бы «мальчуганы» страдали от голода и жажды после вчерашнего, их ждал бы приятный сюрприз в виде паленой водочки, «оливье» третьей свежести и чудной шаурмы из кошки Мурки на закуску.
- «Эспрессо» без сахара – потребовал широченный как шкаф, ухоженный и слишком дорого для этих мест прикинутый мужчина. Встал, снял легкую шубейку из высветленного соболя, аккуратно сложил и с опаской устроил на свободный стул – И покрепче.
- Чай – негромко проговорил второй, щупловатый с виду, скромно одетый, в очках, с потертым портфелем под кожу на коленях. Даже не стал уточнять, какой конкретно: черный, зеленый или темно-синий в крапинку.
- Это все? – удивилась и одновременно расстроилась красавица.
- Шагай – распорядился здоровяк. Дождался, пока официантка отойдет в сторонку, и продолжил – Так вы сказали, что сможете его найти?
- Да.
- А если он уже мертв?
- Предъявлю тело.
- Вы в курсе, что никто из наших людей его даже как следует не разглядел? – пододвинулся поближе и навис глыбой над своим гораздо менее габаритным собеседником – А тот мужик, что мог его опознать, тоже куда-то пропал.
- Да – опять односложно ответил очкарик.
- А вам не кажется – сделал первый крошечный глоток из принесенной чашки. И последний, потому что не обнаружил в принесенном ему «эспрессо» и намека на кофе. Брезгливо отставил сомнительной чистоты емкость подальше – А вам не кажется, дорой мой, что вы несколько самоуверенны?
- Нет – человек в очках и с портфелем даже не притронулся к кружке с торчащим хвостиком заварного пакетика.
- Уже ведь больше года прошло – не унимался здоровяк – Все следы стерлись.
- Следы не стираются – закурил и стряхнул пепел в пепельницу из фольги – Никогда.
- Если бы мне не посоветовали обратиться к вам очень серьезные люди, подумал бы, что просто хотите развести меня на аванс – достал из замшевого кисета трубку, самую настоящую B&B, щелкнул специальной изогнутой зажигалкой. В полутемном зале приятно запахло богатством и успехом. Девушка у стойки опять проснулась, принюхалась и тихонько вздохнула.
- Успокойтесь – тускло улыбнулся очкарик – Я никогда не требую у клиентов аванс, только деньги на текущие расходы.
- С «девяткой»* проблем не будет – веско молвил клиент и принялся досыпать табак в трубку – Объясните только, где же вы собираетесь его искать?
- Там, где он прячется.

*«Девятка» - статья под тем самым номером о средствах на оперативные расходы в некоторых спецслужбах. В данном случае заказчик или когда-либо имел к ним отношение, или просто хотел показать осведомленность в вопросе. Такое случается.

Десятью минутами позже. Обрывок разговора непонятно, кого с неизвестно, кем.
- … я беспокоюсь, поймите.
- Не стоит, встреча прошла вполне штатно.
- Скажите – в голосе говорящего прозвучало неприкрытое беспокойство – А это действительно настоящий специалист?
- Более, чем – и, прерывая бурный поток ненужных слов, сухо бросил – Позвоню, как выяснится что-нибудь интересное.
-А… - связь прервалась.

.........
.........

ГЛАВА ВТОРАЯ.
ПРОЕКТ В РОССИИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ПРОЕКТ
.

Чиновники в России, чтоб вы знали, воруют. А Волга впадает прямиком в Каспийское море. И после осени следует зима. То и другое, и даже третье не является секретом. Тянут, суки такие, все, что не приколочено, регулярно и вдохновенно. А то, что приколочено, отколачивают и опять же тянут. А еще откатывают, распиливают и сами себя окупают.
Но национальный проект! Это, доложу вам, уровень. Участие только в одном из них способно принести государственному служащему на порядок больше благ, нежели все предыдущие и последующие годы честного и беспорочного служения Отечеству (непременно с заглавной буквы «О»).
Забота о здоровье граждан, доступное жилье, приватизация в конце-то концов. Ни одна из этих гениальных задумок не обогатила Родину, мать ее так, зато подняла до космических высот уровень благосостояния всех, в той или иной степени в этом блядстве поучаствовавших.
Служивый люд давно уразумел, что самый простой и толковый способ обогатиться - это откусить от бюджета. Кто сколько сможет. Просто, вкусно, а главное – безопасно. Отчизна и не хватится, когда ее в очередной раз ошкурят. Потому что она у нас такая доверчивая. Уж сколько раз ее самым бессовестным образом, еще со времен татаро-монголов, накалывали, разводили, и просто имели, а она, подишь ты, все еще верит в красивые слова и благие намеренья.
Вспомнить хотя бы светлую идею о переходе к профессиональной армии. Сколько шума было в прессе. Как красиво и умнО вещали господа демократы. Какое море бабла под это дело отслюнявили. И что на выходе? Даже говорить неудобно. Никто ведь даже не полюбопытствовал, сколько же стран на планете Земля имеют полностью профессиональные вооруженные силы. Сообщаю для тех, кто не в курсе: всего-навсего две, Великобритания и США. Одна из них просто богатенькая, у другой есть печатный станок. И тут мы туда же. С голой жопой.
- Как ты себе это представляешь? – министр Витя заботливо подлил подчиненному кофейку. Себе тоже плеснул.
- А хрен ли тут представлять? – невозмутимо ответил тот и добавил сахару по вкусу – Все и так ясно – отпил и остался доволен – Через недельку добью план в подробностях. Передашь его Славику, пусть там – вскинул глаза к потолку – одобрят и утвердят.
- А если там – тоже поднял глаза вверх – Не поведутся?
- Это вряд ли – извлек очередную сигарету – Обстановка сейчас, брат, такая.
- Какая? – нервно спросил министр, слегка уязвленный тем, что какой-то мелкой лобковой вше известно, то, что ему, видному государственному деятелю, неведомо.
- Такая, что народу требуется как бы – пошевелил пальцами свободной от сигареты руки – Показать заботу и ласку. Что-то электорат у нас, Витек, в последнее время взгрустнул. Самое, получается, время чуток его взбодрить – с большим удовольствием затянулся импортной фирменной сигаретой отечественной сборки – Утвердят и подпишут, даже не сомневайся. Еще спасибо скажут.
- А потом?
- А потом как всегда – Мишаня сладко потянулся – Компания в прессе, всенародный подъем и небывалый прилив энтузиазма. А когда – хихикнул, причем, достаточно мерзко – Все это накроется – и сообщил, чем конкретно – Тебя слегка пожурят, в крайнем случае уволят, Славик сам уйдет, исключительно из солидарности. Свалите себе в Лондонск, как все, или на Таити – широко по-детски улыбнулся – Яхты прикупите как у Ромы, будете друг к дружке в гости плавать.
- Погоди – министр нахмурился – А если вдруг?...
- Что вдруг-то? – отмахнулся толстяк – Верховный наш не прочухает, не бойся.
- Я не о нем.
- Премьер в тему обязательно въедет – уверенно проговорил Мишаня – Но не сразу.
- Вот видишь!
- Испугал – усмехнулся и разогнал ладошкой дым и опять закурил. Исключительно из принципа – Не то, Витек, время, чтобы орать о всякой там коррупции, и так все в говне по самые уши. Пожурит и отпустит.
- Ладно – хозяин квартиры постарался взять себя в руки – Скажи-ка, какой будет хлопок?
- Около восьмерки в евро или чуть больше десятки в зелени.
- Что так мало?
- Мало ему – проворчал толстяк – Смотри сюда – ткнул концом ручки в изображенную на бумаге схему – Здесь надо подмазать, чтоб гладко катилось, тут потратиться, чтобы изобразить – хмыкнул – Суету, похожую на работу. Плюс самоокупаемость работников на местах.
- Неужели, так много? – расстроился министр.
- А еще процентов тридцать сразу же скрадут, это к гадалке не ходи.
- Сколько!?!
- Тридцать – повторил Мишаня – Может, чуток больше.
- Блин! – возмутился Витек – В какой стране живем! Вор на воре!
- Это точно – поддакнул собеседник – Одни мы с тобой честные – и добавил – А еще Славик – оба замолчали.
- И все равно – нарушил наконец тишину министр – Маловато нам остается.
- С учетом вывода денег, проводок, перебросок на счета, отмывки – Мишаня нарисовал на листе цифры и показал собеседнику – Думаю, неплохо.
- Кто будет этим заниматься?
- А кто из нас троих должен был стать звездой экономики и финансов? – приосанилось несостоявшееся светило.
- Но ведь не стал – подколол однокашника Витек.
- Кто тебе сказал? Я, чтоб ты знал, пахал над этим планом целых три месяца. Потом проверял и перепроверял. Если никого постороннего в дело не пустим, выгорит, точно говорю – Бывшая будущая звезда истово перекрестилась. Кстати, Миша слегка покривил душой. Заниматься конкретно этим проектом он начал почти год назад, сразу после интересного и откровенного разговора с собственной женой.
Колыхнув животом, он встал, сложил лист вдвое и разорвал на мелкие куски. Забросил обрывки в служащее пепельницей блюдце и запалил скромный погребальный костер.
- Лично ты сколько хочешь? – спросил Витек и очень постарался не измениться в лице, услышав ответ.
- Славная у тебя квартирка, брат – заметил Мишаня – А там что? – указал на дверь.
- Спальня.
- С сексодромом три на три под водяным матрацем? – уверенно предположил друг юности.
- Имеет место.
- И баб здесь, небось, побывало несчитано.
- Скажешь тоже – скромно ответил министр и сделал вид, что смутился.
И очень про себя порадовался, что тюфяк и лузер, бывший одногруппник и друг даже не подозревает о том, что его собственная жена, некогда первая красавица филологического факультета одна тысяча девятьсот девяносто четвертого года выпуска, Лизонька, тоже время от времени отдыхает по этому адресу.
Несчастный рогоносец Мишаня действительно ни о чем таком не догадывался. Он просто об этом знал. Давно и наверняка.
.......
.......

ГЛАВА ШЕСТАЯ
БОЛЬШАЯ СТИРКА


2010 год, май месяц. Внезапное похолодание, мерзкий дождь.

- Слушаю вас – тусклым голосом произнес, глядя в окно, лысоватый, изрядно потертый на сгибах мужичонка, лет пятидесяти с гаком.
Отпил мерзкого, даже на вид, чайку из одноразового пластикового стакана, взял из пачки со стола сигарету. Нахал явно собирался, не спрашивая разрешения, закурить.
Слава обалдело захлопал глазами, потом все-таки решился. Уселся на сомнительной чистоты табурет в крохотной кухоньке убитой разве что не в хлам квартиры. Достал из кармана конверт.
- Те люди, что приказали вам встретиться со мной… - начал было он.
- Ошибаетесь, гражданин – перебил его плебейского вида субъект – Мне уже давно никто и ничего не приказывают – поставил стаканчик на стол – Ладно, что там у вас?
Для того, чтобы встретиться с этим человеком, элитарному государственному чиновнику, целому пока еще вице-премьеру пришлось затратить кучу нервов, некую сумму денег (а он давно уже отвык платить кому бы то ни было за что бы то ни было) и почти месяц драгоценного времени. А еще пройти через многие унижения.
Судите сами, до Выхино он, как было сказано в инструкции, добирался в вагоне метро без кондиционера и освежителя воздуха, зато вместе с электоратом. А тот вел себя совершенно по-хамски: толкался, пихался, норовил пройтись грязными говнодавами по туфлям стоимостью с тот вагон и отчаянно благоухал собой. Потом он промочил ноги, разгуливая по лужам в поисках дома номер семь, корпус три. Только через минут сорок разыскал его, почему-то между двадцать третьим и тридцать шестым похожими, как однояйцовые близнецы грязно-белыми строениями.
Вступил в какую-то гадость в неосвещенном подъезде, а потом едва не облевался от запаха Родины в обосранном в самом прямом смысле этого слова лифте с оплавленными кнопками.
- Эти двое – вельможный государственный служащий выловил на стол два сложенных вчетверо листа бумаги – Должны … - замялся.
- Говорите уж, коли пришли.
- Умереть – тихонько промолвил он – В один день. И так, чтобы это выглядело как…
- Несчастный случай? – подсказал неизвестный.
- Совершенно верно – Слава извлек из кармана платок и промокнул взмокший лоб – Причем, первым должен… - опять замялся, деликатный наш.
- Пострадать?
- Именно – поморщился, в крохотной кухне было накурено, хоть бронепоезд вешай – Вот он – постучал пальцем по листу – Здесь фото и информация. А этот человек – тронул второй лист – Через два-три часа следом.
- Понятно – кивнул неизвестный. Развернул первый лист – Только шофер и один охранник?
- Да.
- А что у нас здесь? – взялся за второй лист. Пробежался взглядом по строчкам – Отставные парашютисты из легиона?
- Около десяти бойцов – подтвердил вице-злодей – Полагаю, работа для целой команды серьезных профи – и очень удивился, услыхав.
- Охо-хо-хо-хо – противно рассмеялся мужичок – Профи ему подавай, да еще целую, блядь, команду – приоткрыл форточку, встал и щелчком отправил окурок наружу – Это у вас, гражданин, сплошные команды – затворил форточку, видимо решив, что свежий воздух московской окраины ему вреден – И как вы себе это представляете?
- Ну,…
- То-то и дело, что «ну» - постучал пальцем по листу номер два – Клиент живет, можно сказать, в крепости и охрана при нем штыков десять. Прикажите брать дом штурмом?
- Что же тогда делать? – расстроился в лучших чувствах Слава.
- Для таких случаев, мил человек – собеседник опять полез за сигаретой – Нужны особые специалисты, чистоделы – опять хихикнул и снова мерзко – Только где они?
- Как это?
- Да так – глянул на собеседника без малейшей симпатии – Вы что со спецслужбами сделали, уважаемый?
- Не понял.
- То-то и оно, что ни хрена вы не понимаете. Нужного вам профиля умельцы давно уже – подмигнул – Тю-тю, ушли куда-то.
- И, что, ни одного не осталось? – Славу пробил горячий пот и он опять полез за платком – Так, что же делать?
- Можно, конечно, поискать – мерзкий мужичонка в откровенно говенной одежде с вещевого рынка решил, что клиент дозрел – Только это будет стоить денег.
- Не вопрос – быстро проговорил потеющий - Я согласен.
- Осталось выяснить – умерил его восторг собеседник – Согласны ли работники.
- Чистоделы?
- Они самые – кивнул головой – Ребята серьезные, за копейки не работают.
Не в очень далеком прошлом он и сам был специалистом того самого профиля с анфасом, еще советской выделки. К слову, очень даже неплохим, с достаточно длинным послужным списком, счет которому был открыт еще в начале восьмидесятых. И, кстати, вице-премьер совершенно напрасно считал его жалким плебеем. Сидящий перед ним человек совершенно свободно владел тремя европейскими языками, а еще на пяти более или менее свободно объяснялся. И фрак на нем, если потребуется, сидел как влитой, на зависть отечественной самопальной элите.
- Понимаю – закивал головой гость – Все будет оплачено.
- Первый случай стоит – назвал сумму – Вопросы?
- Да, конечно, куда перечислить аванс?
- Работа будет сделана только после перевода всей суммы на этот счет – выложил перед ним прямоугольный кусок картона – Теперь по второму клиенту – опять закурил – Насколько я понял, у него требуется кое-что изъять?
- Носитель информации.
- В каком виде?
- Это мне неизвестно.
- Ну, что ж – усмехнулся – В таком случае цена вопроса составит – от услышанного Слава еще больше покраснел, а потом и побледнел.
- Однако.
- Хотите сделать прическу, идите в салон – пожал плечами тот – Нет денег – стригитесь дома.
- Я… - Слава закашлялся – Я согласен.
- Вот и чудно – совершенно не удивился его щедрости мужичок – Деньги за вторую акцию переведете – предъявил второй листок.
- Я понял – проговорил вице-заказчик – Только у меня есть условие.
- Даже так? – удивленно поднял бровь неизвестный.
- Да – кивнул головой немного пришедший в себя вельможа – Оба исполнителя должны… - сделал паузу – Ну, вы понимаете.
- Не понимаю.
- Должны быть устранены – уверенно заявил Слава – Как у вас говорят, стерты. Первый сразу после окончания акции, второй – после того, как отдаст носитель моему человеку.
- У нас так не говорят – оскалился мужичок – И, потом, это обязательно?
- Не обсуждается – твердо заявил Слава – За это и плачу столько.
- Кто должен их ликвидировать?
- Мои люди, уверен, справятся.
- Вот, значит, как – мужик с сигаретой на несколько секунд задумался.
Вполне незамысловатое на первый взгляд дело ( дом, видите ли, как крепость и около полувзвода отставных головорезов в охране. Не такое в прошлом проворачивали) оборачивалось совсем другой, достаточно гадкой стороной. Но, какие же деньжищи на кону! Долгожданная и справедливая компенсация за долгие годы работы на контору исключительно за «спасибо» и нищенское выходное пособие в недалеком будущем.
- Проблемы? – опять занервничал вице-премьер.
- Никаких – старый мокрушник за считанные секунды подвел баланс и принял решение. Заодно простился с теми двумя, кого в самом скором времени отправит на верную смерть. Один из них когда-то обучал его ремеслу, а потом вытащил из очень большой неприятности. Второму он откровенно симпатизировал.
- Великолепно – облегченно улыбнулся Слава – Тогда мне пора.
- Не спешите – прозвучало в ответ – В свете особых условий, стоимость акций возрастает втрое.
- Что?!? – обалдел чиновник – Сумма, которую вы просите…
- Я ничего у вас не прошу – мужичок опять глотнул остывшего чаю и запустил стаканом в грязную покрытую слизью раковину – Либо вы соглашаетесь, либо…
- Согласен – пролепетал вице-злодей, расставаясь в мыслях с ого-го какой суммой.
- Тогда прощайте – и кивнул головой в сторону двери.
Хотел было попросить этого навороченного придурка снять наблюдение, но не стал этого делать. Подумаешь, какие-то гаврики аж в трех машинах. Не проблема.
Группа наружного наблюдения плотно обложила дом сразу после того, как вице-премьер вошел в подъезд. Не таким человеком был Слава, чтобы давать подобные заказы кому угодно и расставаться так просто с честно заработанным.
Прождали после его ухода полчаса, потом еще минут двадцать. Наконец, дверь подъезда распахнулась. Низкорослая беременная кавказского вида тетка с коляской и выводком малышни вышла наружу и затрусила в сторону магазина.
- Проследить – отдал распоряжение старший.
Из соседнего подъезда вывалилась компания явно нетрезвого молодняка. К ним тоже приделали хвост. Не остался без сопровождения и дворник, явный уроженец Средней Азии, в линявшей малинового цвета куртке с невнятной надписью на спине, джинсах с порванной мотней, гигантского размера раздолбанных кроссовках, нахлобученной по самые плечи шапочке-петушке и с орудием производства в виде метлы. Разглядеть лицо скромного коммунального труженика не представилось возможности, но даже со спины он выглядел самым настоящим без посторонней примеси таджиком.
Через некоторое время дама с коляской и будущими потомственными москвичами возвратилась. Компания, согласно докладу, устроилась на скамейке под грибком неподалеку и продолжила веселье. А вот с дворником приключился самый настоящий облом. Проследовавший за ним топтун, отзвонился и смущенно доложил, что тот куда-то делся, можно сказать, растворился в воздухе как дым сигарет с ментолом на сквозняке. Только старые шмотки, да метла остались.
Тот самый мужичок дисциплинированно остановил умеренной подержанности «Опель» на перекрестке и принялся ожидать зеленого света. Достал из бардачка сигарету, закурил, длинно сплюнул в окошко и вдруг выматерился в голос. Настроение было, не поверите, хуже мерзкого. Только что он дал согласие на то, чтобы пустить под нож последнее подразделение этого профиля в стране. Которым он же собственно и руководил.
Шустрый не по годам инвалид, конечно же, в камуфляже, чиркнув хилым тельцем о багажник, вынырнул из-за стоящего сзади УАЗа для патриотов, подошел, хромая и остановился совсем близко.
- Помоги, брат – и замер в готовности к чему угодно, от крупной купюры до плюхи.
- Держи, брат – сидящий за рулем пересыпал в грязную ладонь горсть выуженной из карманов мелочи.
- Здоровья тебе, брат, счастья – нищий успел достичь тротуара прежде, чем зажегся зеленый свет – И удачи – проговорил уже совсем другим голосом вслед, извлекая из нагрудного кармана небольшой телефон – Порядок – сообщил кому-то, вернее, доложил – Курочка в гнезде.
Водитель еще часа полтора покружил по городу и лег на обратный курс только, когда убедился в отсутствии «наружки». А ее и не было, маршрут движения «Опеля» в лучшем виде отслеживался с помощью миниатюрного хитрого приборчика, установленного на корпусе автомобиля в районе багажника. Его, этот приборчик потом, уже ближе к концу маршрута, сняла с машины какая-то раскорячившаяся посреди дороги и и едва не угодившая под колеса весьма нетрезвая мадам.

.......
........

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
W H O Е С Т Ь К Т О.


Если в смерти человека кто-то серьезно заинтересован, его обязательно отправят к праотцам с прабабками. Пару лет назад натолкнулся на интервью с выдающимся русским патриотом Березовским, где тот на полном серьезе расписывал, как кровавый гебистский режим регулярно подсылает к нему наемных убийц. Читал и ржал как в детстве в цирке.
Еще раз повторяю, ни у кого не получится остаться в живых, если по его душу снарядят грамотных спецов, это без вариантов. Сделают все, уверяю вас, в лучшем виде и на любой вкус: застрелят, взорвут, отравят, сожгут или просто забьют до смерти дохлыми свиньями. А еще иногда, в особых случаях смерть может наступить от естественных причин. Это когда человек переселяется в мир иной, подавившись котлеткой, наступив на кусок мыла в душе, поскользнувшись на лестнице или ощутив легкое головокружение с летальным исходом на балконе. Бывает даже, что его находят мертвым в запертой изнутри комнате и потом эксперты на полном серьезе утверждают, что перед тем, как перестать быть живым, он был здоров как бык или же космонавт перед полетом. А бывает, совсем не находят, нигде и никогда. Такое тоже случается. Несколько раз я и сам был той самой естественной причиной.
Всего несколько раз, точнее, восемь, потому что каждая подобная акция требует тщательной подготовки и тонкого как волосок на жопе у блохи исполнения. Это вам не лохов мочить по подъездам из одноразового китайского «ТТ».
Несколько лет назад один, состоявший в шестерках у все того же Березы, мужик откушал чайку в лондонском ресторане, а потом вдруг резко занедужил. Экспертиза показала, что помимо воды, заварки и сахара его tea содержал некоторое количество полония, от которого клиенту, собственно, и поплохело, причем, очень даже нешуточно. Настолько, что он всех нас покинул. А перед кончиной дал знать, что кокнул его президент Российской Федерации. Так прямо и встает перед глазами картина: из-за портьеры появляется бывший-будущий-бессменный гарант нашей с вами конституции, весь в черном, в тапочках на резиновом ходу и тремя мечами за спиной. Тихонько подкрадывается к столу и начинает пересыпать нечто мерзкое из мешка в заварной чайник. Дурь-то какая.
Впрочем, что с покойного возьмешь. Хоть и представлялся всем и каждому агромадным знатоком спецслужб, а был всего лишь обычным лохом с понтами. Большую часть службы этот деятель провел в конвойных войсках, а в разваливающийся КГБ залетел ненадолго. Да и не работой он там занимался, а тупо рубил бабло. Ладно, бог с ним. Помер и помер, все там будем.
А вот касаемо его хозяина… Уверен, причина того, что он до сих пор топчет землю и загаживает собой атмосферу, кроется в том, что он просто Джо, только совсем из другого анекдота. Тот, что смог обо всем со всеми договориться. Иначе давно бы уже сделали как маленького, гарантирую. И никакая security не спасла бы. Несмотря на всю ее крутость*.
Тот мужик, которого я работал осенью позапрошлого года, был буквально помешан на собственной безопасности. В собственном же понимании вопроса. Почти не выезжал из дома, а сам особняк превратил чуть ли не в Форт-Нокс. Окружил его оградой в два человеческих роста, понатыкал везде датчиков, а в охрану набрал дюжину отставных парашютистов из иностранного легиона. И решил, дурачок, что теперь его не достать.
Достали, еще как достали. Цокая каблуками по начищенному до зеркального блеска паркету, радостно хихикая, как будто только что узнал что-то неимоверно интересное, расстегивая на ходу пиджак, он вошел в кабинет. Снял его, небрежно отбросил в сторону и только принялся возиться с пуговицами рубашки, как появился я. Будете смеяться, из-за портьеры. Легким прикосновением к точке на голове, ненадолго ввел его в транс, затем аккуратно подсек болезному ноженьки и, придерживая за подбородок ладонью, скорректировал направление падения тела. Получилось очень даже прилично. Клиент с размаху приложился основанием черепа о массивную столешницу антикварного письменного стола. Стол выдержал, череп нет. Картина маслом: скользкий паркет, громоздкий старинный стол. Классический несчастный случай. Отдельное спасибо покойному: любовью ко всему этому антиквариату с гламуром он здорово облегчил мне работу.

• В марте 2013 пассажир все-таки склеил ласты, и англичане тут же бросились искать следы полония. Я балдею! Кстати, не совсем уверен, что склеил. Якобы покойника всегда отличала изрядная хитрожопость. Не хитрость с изобретательностью, а именно она.

Извлек из внутреннего нагрудного кармана пострадавшего металлический футлярчик, отвинтил крышку, достал сигару и повертел в руках. Никакая это оказалась не сигара, обычный, прекрасно изготовленный муляж. Раскрутил ее против часовой стрелки, вуаля. Крошечный металлический тубус с флеш-картой внутри. Что и требовалось доказать.
По условиям задания я должен был не только упокоить клиента, но и разыскать нечто, необычайно важное. Это самое нечто без проблем обнаружилось при предварительной слежке: некурящий потенциальный покойник постоянно таскал с собой эту саму сигару. Время от времени доставал ее из футляра, нюхал, вертел в руках, разве что, не облизывал. Видно, ему доставляло большое удовольствие постоянно держать ее под рукой.
Я достал из сумки на поясе точно такой же футляр и уложил в карман чужого пиджака . Потом ушел, как пришел, тихо и скромно. Ни один датчик мне вслед не мяукнул и хваленая импортная security не дернулась. Так и остались все вместе охранять остывающее тельце. Парашютисты, как известно, вояки знатные, с неба об землю и сразу в бой. Не понаслышке знаю, сам учился в Рязани, а потом чуть больше года командовал взводом. А вот охранники из них – никакие.
Сделал крюк в полкилометра, чтобы ненароком на угодить в зону видимости камер видеонаблюдения и вышел, отряхиваясь, из кустов на дорогу. Нажал на кнопку брелка, припаркованная на обочине машина пискнула и мигнула огнями. Залез в салон и завел двигатель. Не таким уж и сложным оказалось это, мое последнее задание. Не крайнее, а именно последнее. Давно уже все для себя решил. Осточертело, знаете ли, шляться по планете, поставляя клиентуру мерзкой старухе с косой. Пора, однако, и на заслуженный отдых. Точно, самое время. Женюсь, обзаведусь потомством, куплю дачу в подмосковной деревне, часы с кукушкой и канарейку в клетке. Приучусь пить пиво, отращу пузо, полюблю проводить вечера под телевизором. Словом, начну жить. Как все. Давно уже пора. Хватит этих хождений по туго натянутой проволоке, без лонжи, зато с гранатой в заднице.
На шею не давите!! Не люблю!!!(с)

Ответить